Кит Уоллен (Breaking Benjamin) для Радио MAXIMUM

20.02.2021

Наш ведущий Адам Джеймс пообщался с участником группы Breaking Benjamin, узнав, как Кит попал в группу, о сольном альбоме, Фрэнке Синатре, и многом интересном!



AJ: Ага! Кит Уоллен! Как твои дела, приятель?


KW: Нормально, постепенно переживаем зиму и готовимся выйти на улицу.


AJ:Не сомневаюсь. Так, немного информации для слушателей, которые сейчас с нами: Кит Уоллен, бэк-вокалист и гитарист группы Breaking Benjamin, но сейчас он с нами совсем не по этой причине. Весной у Кита выходит первый в его карьере сольный лонгплей. Это случится совсем скоро, так что спасибо, Кит, что нашел время встретиться с нами. Кстати, сколько у тебя там на часах?


KW: Спасибо, что позвали меня, я очень рад. Сейчас два часа ночи, но все окей, потому что я поздно ложусь спать.


AJ: Ааа, ты — сова? Тебе легче что-то сочинять ближе к ночи, чем в течение дня?


KW: Абсолютно так. Мой распорядок дня оставляет желать лучшего, особенно во время пандемии. Чтоб ты понимал, пять часов вечера ощущаются мной как утро. Поэтому получается, сейчас — примерно время обеда. Это странно.


AJ: Знаешь, у меня то же самое. Все самые интересные мысли приходят в голову глубокой ночью, не понимаю почему так. Типа когда ты стоишь под душем и такой: «О! Никогда не думал об этом в таком ключе».

Давай поговорим сначала о группе, Breaking Benjamin, благодаря которой о тебе все узнали, и слушатели радио MAXIMUM в том числе. Ты же не сразу появился в группе и раньше играл в другом коллективе. Но потом ребята позвали к себе в качестве бэк-вокалиста и гитариста. Расскажи, как вы нашли друг друга, и как проходил переход из одного коллектива в другой?


KW: Да, изначально я играл в другой группе. В это время Бен искал нового музыканта, который мог бы стать постоянным членом Breaking Benjamin. С кем можно было бы не только писать музыку, но и общаться как друзья. Я согласился. Мы как-то сразу поладили и все фанаты приняли меня с распростертыми объятиями, хотя я очень из-за этого переживал.

До Breaking Benjamin я играл в другом коллективе 4 года и все это время чувствовал, что хочу попробовать что-то ещё. Это была какая-то стагнация, и когда появился Бен со своим предложением, я понял, что нужно соглашаться. Так я ушел из той группы, и, надо признать, не испытывал никакого сожаления по этому поводу. Хотя команда была классная, суперталантливая, и я очень благодарен всем, кто окружал меня в то время: менеджерам, лейблу, ребятам с радио, самой группе и, что самое важное, — фанатам.

А что касается Breaking Benjamin, мы пару раз вместе были в туре и Бен, видимо, заметил меня каким-то образом. Хотя, мы никогда вместе не зависали, — так, виделись пару раз, и я знал, что он неплохой парень. Но в один прекрасный день он подошел ко мне и рассказал, что ищет новых музыкантов, спросил, интересно ли мне посотрудничать. И я такой: «Конечно!» Тогда он попросил скинуть ему несколько видео, где я играю на гитаре. Я отправил. Бен сказал, что звучу я очень круто и пропал на какое-то время. Ну и тогда я подумал: «Что-ж, видимо, я не получу эту работу». И вернулся к обычной жизни: нашел работу, продолжил писать музыку и заниматься своими делами. Потом как-то случайно встретил Джейсона (Джейсен Раух, соло-гитарист Breaking Benjamin), с которым мы давно знакомы. Он спросил: «Слышал, ты в новую группу собираешься переходить?» И я такой: «Да, если возьмут. Это Breaking Benjamin, вам же вроде были нужны музыканты». Тогда Джейсен пообещал поговорить с Беном. И через какое-то время мы уже собрались все вместе, прослушали тонны материала, кучу песен из архивов. Мне пришлось встать на бэк-вокал, потому что многие треки подразумевали многоголосие.

Ну а потом мы уже были готовы ехать в тур. Наш первый совместный альбом, Dark Before Dawn, был готов, не хватало только одной песни, и тогда мы взяли пару моих идей. Мне было очень приятно, что за короткое время я смог стать нужным группе. Ну и вот так мы подобрались к тому, что имеем сейчас. По-моему, шесть лет уже прошло, а я и не заметил. Для меня все это как одно мгновение. И я думаю это здорово, это показатель того, что нам круто вместе.

Кит Уоллен (Breaking Benjamin) для радио MAXIMUM, изображение №2


AJ: Да, это хороший знак, конечно. Давай теперь поговорим о твоём альбоме, который вот-вот выйдет. Если сопоставить твой сольный проект и треки Breaking Benjamin, можно увидеть существенную разницу. Мы слышим, во-первых, только твой голос, и во-вторых, твои собственные тексты. Но кроме этого, какие отличия ты сам мог бы выделить?


KW: Да, конечно, моя музыка сильно отличается от того, что мы играем с ребятами. Для начала, я бы хотел отметить, что Бен пишет песни намного лучше меня. Он очень крут и его треки говорят сами за себя. Но основное отличие в звуке, я думаю. У Breaking Benjamin есть фирменный саунд, над которым мы долго работали и по которому нас узнают фанаты. Что касается моей работы, у неё нет рамок. Я дал себе больше свободы в плане звука и воплощал все идеи, какие только приходили мне в голову. В этом, мне кажется, основная разница.


AJ: И у меня еще есть список групп, которые повлияли на твое творчество…


KW: Ооо, знать бы насколько стар этот список, потому что он у меня постоянно обновляется.


AJ: The Police, Tears for Fears, Metallica, Alice in Chains…


KW: Да, они афигенно звучат.


AJ: То есть, мы можем услышать что-то от этих ребят на грядущем альбоме?


KW: Может, и нет. Мне очень нравятся эти группы, однако, если я что-то и перенял, то, скорее всего, бессознательно. Не было такого, чтобы я сел и подумал: «Хочу написать что-то, как у Alice in Chains». Это можно заметить только, если внимательно прислушиваться. Но да, мне очень нравятся эти группы и я надеюсь, что их фанатам понравится и моя музыка. Хотя, это невозможно предугадать.


AJ: Окей, следующий вопрос. Не знаю, задавали ли его тебе. Все знают, что твой отец был большим фанатом Фрэнка Синатры и ты вырос на его песнях. Что-то от Фрэнка мы услышим от тебя когда-нибудь?


KW: Ой, нет, это точно. Такие песни слышит только моя жена. Она просит, чтобы я записал одну из них, но я сочиняю их для развлечения и не думаю, что когда-нибудь эти записи увидят свет. Всё это просто чтобы посмеяться.


AJ: Мне кажется, в детстве нам было трудно оценить по-настоящему музыку Синатры. С возрастом приходит осознание, насколько он был крут.


KW: Да, это точно. Я даже не знаю, какими словами описать его талант. В детстве я, конечно, знал, что он великий музыкант, но только через много лет на сцене, выступая сам, я осознал, насколько это был большой профессионал. Вибрации и тон его голоса, — это просто что-то невероятное, природный дар какой-то.


AJ: Давай поговорим о первом сингле, который ты выпустил — Dream Away. В интервью Loudwire ты рассказал: «Иногда тебе может казаться, что лучше уже никогда не будет. И все, что ты можешь сделать, — это сбежать от реальности в мир своих фантазий. Однако даже в такой ситуации надежда остается жива. И эта песня как раз о надежде».


KW: Да, все верно.


AJ: И вот мне интересно: трек, конечно, качает, но для песни о надежде музыка немного мрачновата. Как так вышло, что ты пишешь композицию о чем-то светлом, используя такие тёмные мелодии?


KW: Просто все твои переживания словно держат тебя в каком-то темном помещении, откуда нет выхода. Я сам очень долго концентрировался на подобных мыслях. Негатив сильно ограничивает разум. Мне было очень тяжело уходить в себя и чувствовать это одиночество, хотя песня была написана еще до пандемии. Однако со временем мой взгляд на мир менялся, и я бы не хотел расставаться с этими размышлениями. А вообще, мне просто нравится темная музыка, так что это забавно, что ты задал мне такой вопрос. Об этом меня ещё никто не спрашивал.

Круто не позволять себе проклинать всё вокруг, — я хотел вложить позитивный посыл в эту песню. Потому что я сам верю в то, о чем пою. Мне кажется, это помогает людям оставаться на плаву.


AJ: Окей, мы — российская радиостанция, так что у меня есть пара вопросов о России. Ты когда-нибудь был там? Знаешь что-то об этой стране?


KW: Да, я был в России дважды: в Москве и в Санкт-Петербурге.


AJ: И ты рассказывал своим фанатам в Штатах, что у нас не ходят по улицам медведи?


KW: Если бы они спрашивали, то, конечно, я бы так им и сказал. Я думаю, они сидят в социальных сетях, смотрят наши записи с гастролей и сами всё прекрасно понимают.

А вообще, в России было круто. Мы классно провели время и люди, которых я встретил, были такими милыми, приятными и добрыми. Они действительно любят рок. Правда любят. Я никогда не забуду эти концерты, потому что они были какими-то особенными.


AJ: Окей, ещё раз для всех русских слушателей: ты и твои друзья вернулись из России и никто в Америке, абсолютно никто, не спросил, ходят ли у нас по улицам медведи?


KW: Никто.

Кит Уоллен (Breaking Benjamin) для радио MAXIMUM, изображение №3


AJ: Я годами пытался донести до своих русских друзей, что это вообще не первая мысль, которая приходит в голову американцам при упоминании об их стране, но им тяжело в это поверить.


KW: Да я даже никогда и не слышал ничего такого.


AJ: Ты гастролировал со многими группами, кроме Breaking Benjamin. Это огромный список: Theory of a Deadman, Papa Roach, Creed, Guns and Roses, Godsmack, Three Days Grace, Deftones, Puddle of Mudd, Sick Puppies, Skillet, Halestorm, — можно очень долго перечислять. Поэтому мой последний вопрос: самая безумная история из тура или какая-то интересная история о России, — на твой выбор.


KW: Дай-ка подумать… Пожалуй, есть одна. Конечно, гастролировать с этими группами было очень круто. Это удивительные артисты. Ты чувствуешь, каково это стоять на одной сцене с настоящими профессионалами. Так что для меня это была честь.

Есть у меня забавная история. Может, она не смешная, но для меня она многое значит. Короче, пару лет назад мы играли на мероприятии, которое вроде называлось Rock Fest. Вместе с Alice in Chains. Мы поднялись на сцену, чтобы проверить звук, и я увидел, как мне навстречу идет Джерри (Джерри Кантрелл, соло-гитарист Alice in Chains). И я подумал: «Спокойно, чувак, не нервничай, все нормально». И вот он подходит ко мне, понимает глаза и такой: «Чё, как дела вообще?». В тот момент у меня просто снесло крышу. Даже волосы на руках встали дыбом. Я как-будто с ума сошел. Хотя, казалось бы, такой пустяк.


AJ: Окей, друг, спасибо большое, что присоединился к нам сегодня. Услышим ли мы ещё какие-то синглы до весны 2021-го? Потому что мне одного мало.


KW: Думаю, да. У нас есть кое-что в работе сейчас. Так что скоро вы услышите новые треки.


AJ: Круто! А вот теперь уже можешь идти спать. Ещё раз, с нами был Кит Уоллен, релиз сольного альбома — весной 2021-го, но уже сейчас вы можете послушать первый трек. Ищите на всех платформах. Кит, если у тебя есть какое-то сообщение для русских слушателей, — давай!


KW: Во-первых, спасибо большое, что позвали меня в этот прекрасный вечер, всё было круто. И во-вторых, спасибо всем русским фанатам за то, что уделили мне время и заценили мои песни. Мне очень приятно, ребята.


AJ: Спасибо, Кит! Всего наилучшего тебе!


KW: И тебе, приятель!