Серж Танкян для радио MAXIMUM

25.03.2021

Адам: Группа System Of A Down и твой сольный проект обрушили на фанатов много новой музыки в прошлом году и в начале этого года. Это был такой сигнал для фанатов, что SOAD объединяется? Вся эта музыка появилась так неожиданно: EP, новые синглы и т. д. Несомненно, сейчас «непростые времена» и песни Genocidal Humanoidz и Protect the land посвященные конфликту в Нагорном Карабахе тому подтверждение. Как ты думаешь, все эти непредвиденные обстоятельства и события помогли тебе как артисту?

Серж: Я не знаю. Не думаю, что все эти потрясения помогли мне. Я бы больше радовался, если бы мир был спокойным тихим местом, и писал бы себе любовные песни. Я думаю, это было бы намного приятнее и мощнее. Но активист внутри меня хочет говорить правду властям и миру. Меня мотивируют попытки отстоять справедливость в любой ситуации, и я думаю, что это один из тех факторов, которые сподвигли меня на творчество. 

Адам: Да, на альбоме у тебя много подобных песен, в том числе и Electric Yerevan. Даже клип целиком посвящен протестам в Армении. А в конце видео вы переходите к протестам во всем мире. То есть ты думаешь, то, что происходит в Ереване, может по цепочке вызвать похожее по всему миру?

Серж: Я думаю, что Бархатная революция в Армении 2018 года — это хороший урок для людей всего мира, которые борются за прогрессивные изменения. Скоро на эту тему даже выйдет фильм под названием I am not alone, Гарина Ованисяна, который я помогал продюсировать.

Адам: Да, мы знаем, что ты много работал с музыкой для кино, которая далека от рока. Как случился этот переход?

Серж: Я занимаюсь этим несколько лет, мне всегда это было очень интересно. Мне нравится, что я могу писать музыку так, как хочу. Конечно, в кино есть свои ограничения, например, видение режиссера. Но я могу полностью раскрыть свои задумки с инструментами, аранжировкой, так что укладываться в «киношные» рамки достаточно просто. Но это большая работа, очень большая. И я занимаюсь этим долгое время. Кстати, в России я поучаствовал в создании саундтрека для прекрасного фильма «Легенда о Коловрате», который получился действительно классным.

Адам: Значит ли это, что иногда эти ограничения могут “быть тебе на руку”?

Серж: Да, они помогают мне иногда. Но мне нравится процесс работы над каждым фильмом. Каждая картина требует свое звучание. Для одной больше подходит джаз, для другой — рок, например, если это экшн. В каком-то фильме уместна только оркестровая музыка, с множеством инструментов, в каком-то — электроника. Так что каждая моя работа кардинально отличается от предыдущей и это прекрасно. Каждый раз я делаю совершенно разные записи, буквально. 

          

Адам: Кстати о проектах, которыми ты занимался в России, мы не могли не заметить Сашу Бортич в клипе на трек Elasticity, который снял Влад Каптур и спродюсировал Илья Найшуллер. Как вы вообще вышли на этих ребят? 

Серж: С Сашей нас познакомил мой друг несколько лет назад, и я просто влюбился в ее работу. Она невероятная. Как-то Саша пришла на концерт System of a Down, по-моему это был год 2013-й, и по ее словам, очень круто провела время. Тогда я познакомился с ней. Оказалось, что она снималась в фильме Анны Меликян «Про любовь», который мне очень понравился. Так что с Сашей мы дружим уже много лет. Когда случился Ковид, я был растерян: съемки остановились, я в Новой Зеландии, ребята в Лос-Анджелесе, и ни с кем невозможно договориться о съемках. Мне очень нужна была помощь, я искал кого-то, чтобы снять клип на Elasticity, и я очень рад, что все получилось именно так как получилось. Мы сняли очень крутой короткий фильм вместо обычного клипа, и получили просто невероятный отклик по всему миру. Потому что это кино, а не просто музыкальное видео. Так что я благодарен ребятам за работу.

Адам: Клип рассказывает непростую историю с триумфом в конце. Как тебе удалось, в том числе и на альбоме, показать весь мрак происходящего вокруг, но при этом и увидеть свет, который обязательно будет после всего этого? Как ты думаешь, мы все же движемся к свету, несмотря на то, что живем в такое непростое время?

Серж: У каждого из нас свой путь, чтобы сохранить рассудок и надежду на светлое будущее. В целом, конечно, мы все движемся к свету, который будет после смерти, все мы там будем. Настали темные времена, не знаю, как большинство людей, но лично я много работаю, пытаюсь медитировать, проводить время с семьей, — это помогает мне не сойти с ума. 

Адам: Возвращаясь к альбому, еще один трек, который мне очень понравился, «Your Mom», в котором ты говоришь о темной стороне общества, особенно о лжи, которая наполняет нашу жизнь. И героиня песни — мама, не является ли она аллегорией на понятие Родины?

Серж: О, вау, я никогда не проводил подобную связь, это интересно.

Адам: Просто в песне чувствуется двойственность, ты вроде говоришь о своей маме и конфликте поколений?

Серж: я написал эту песню 5-6 лет назад и вообще-то она про террористов. Очень специфичная композиция, наверное, даже слишком. Когда сменяются эпохи, те условия, в которых жили люди тоже меняются, и перед самым релизом я думал: «А вообще то, о чем я говорю, сейчас имеет значение?» так что я переделал песню, переписал вокал, придумал персонажа — маму, которая всегда защищает даже террористов, готовых уничтожить весь мир. И вот тогда получилось то, что надо. Но вообще интересно, что ты это сказал, потому что сейчас я возвращаюсь к песне и думаю «Твоя мама — это твоя родина», родина борющегося террориста, и это может быть Армения, такая интересная связь получается, никогда об этом не задумывался. 

Адам: Хахах, а я вот удивился, как ты через одного персонажа поешь о целой стране, о своей родине и называешь ее мамой. И твоя мама может быть человеком, а может быть целым обществом. 

Серж: Я рад, что ты сделал такое интересное замечание. Эта песня — что-то нереальное. 

Адам: У меня просто есть привычка иногда находить связь там, где ее нет. 

И опять возвращаясь к пластинке, на ней есть прекрасная песня «Rumi», которую ты посвятил своему сыну.

Серж: Да, когда я ее писал, сын был гораздо младше. Я работал дома за фортепиано, и он меня отвлекал, мы о чем-то разговаривали и сначала я даже не думал, о чем будет песня, но когда я послушал демо, я подумал: «О так это песня про него». И еще мне хотелось, чтобы песня объяснила, почему мы назвали сына именно так, — в честь поэта-мыслителя Джалаладдина Руми, который жил в 13 веке. Большая часть его стихотворений — о любви. Так что в итоге получилась смесь смыслов и посланий отца сыну, и просто сообщение от артиста всему миру.

Адам: Очень интересно, что все это так перемешалось. Как ты думаешь, куда движется наш мир, в котором так много невзгод, и в то же время так много надежды на лучшее? 

Серж: Я не знаю. Это сложный вопрос. Я лишь могу сказать,как бы мы жили, если бы не было ковида. Как будто сама природа закрыла нас по домам и сказала: «Вы облажались, давайте подумаем, как это исправить». Во время локдауна мы поняли, что наши улицы могут быть чище, потому что не было химических выбросов. Оказывается, мы можем работать в других условиях, и, как выяснилось, мы никогда по-настоящему, не пытались изменить нашу жизнь. Но оказавшись под угрозой из-за изменений климата, например, мы поняли, что должны в планетарном и национальном масштабе объединить усилия, чтобы измениться. Так что то, куда мы движемся зависит о того, насколько правильные вещи мы делаем: пытаемся ли сохранить прекрасные жизни на этой планете или бессознательно убиваем наших собственных детей.

Адам: Да, и опасность всегда кроется в выборе. Мы привыкли ассоциировать свободу с неправильным выбором.

Серж: Да, в каком-то смысле, выбор — это опасно.

Адам: Давай поговорим о других песнях. Ты как-то сказал, что они должны были появиться на альбоме SOAD, но в итоге ты выпустил их сам. И любопытно, какой трек вы писали специально для Системы?

Серж: 5-6 лет назад, когда эти песни пришли мне в голову, я подумал, что они подошли бы Системе, и мы много это обсуждали. Но у меня было свое видение относительно творчества группы, я хотел меняться и все такое. Я показал ребятам песни, они им понравились, мы даже начинали репетировать. Но мне кажется, если мы не смогли договориться на почве самой философии группы — с чем мы будем двигаться дальше, уже не важно, над чем мы работаем. Так что я просто закончил эти песни, как изначально и планировал. Я не писал их для Системы, я делал это потому, что они пришли ко мне откуда-то свыше. Так что я сделал их такими, какими задумывал и просто выпустил. 

Адам: Ты работал в совершенно разных музыкальных стилях: симфоническая музыка, джаз, саундтреки к фильмам и так далее. Слушая EP понятно, что у тебя есть свой, очень узнаваемый стиль. В России это называется «почерк». Где ты сам проводишь грань между Сержем Танкяном и Системой?

Серж: Я даже не знаю, есть ли у меня какой-то секретный ингредиент. Сочиняя музыку, я просто ориентируюсь на свой вкус. Когда я работал c моим другом, композитором, он делал музыку, которая полностью отражала то, каков он есть. А мои песни показывают то, каков есть я. И мы слушали и дополняли друг друга. И он мне говорил: «Чувак, то, что ты делаешь, уникально». Но я все еще не могу сказать, каким образом я пишу. Есть ли какая-то схема.

Адам: Да, твоя музыка действительно уникальна. Тебя невозможно с кем-то перепутать. 

Серж: Спасибо! Единственное, что могу сказать, мне проще работать с темной музыкой, чем с чем-то ярким. Само так получается почему-то. Может, это из-за моих собственных демонов, может, это культурная меланхолия, свойственная моей национальности.

Адам: Есть ли что-то, что ты хотел бы сказать своим русским фанатам? И все, мы тебя отпускаем! 

Серж: Я очень скучаю по выступлениям с оркестром! Мое любимое выступление было в России, в Новосибирске. Было очень круто играть, да и вообще побывать в этом городе, это был незабываемый опыт: само выступление, путешествие, любовь людей к музыке, не только року, они очень круто ее чувствуют. Надеюсь, когда вся эта история с ковидом закончится, и люди наконец вернутся к нормальной жизни, я смогу снова вернуться туда. 

Адам: Серж, спасибо тебе огромное от меня и всех твоих фанатов в России! Береги себя!

Это был Серж Танкян, Эксклюзивно для Радио MAXIMUM. 

Серж: Спасибо, брат, хорошего тебе дня!